Яндекс.Погода

четверг, 5 декабря

пасмурно+3 °C

Онлайн трансляция

Жуковчанка рассказала о жизни в довоенном посёлке Стаханово

01 дек. 2019 г., 10:01

Просмотры: 178


Софии Дмитриевне Должанской недавно исполнилось 88 лет, из которых 84 года она прожила в Жуковском. Начиная с той поры, когда город был ещё посёлком, названным в честь основателя стахановского движения. Своими воспоминаниями она поделилась с корреспондентом «АЖ».

В Стаханово на лошадях

София Должанская родилась в городе Рыбинске Ярославской области. А в посёлок Стаханово она переехала весной 1936 года, когда ей было четыре года. В то время на строительстве ЦАГИ работал её отец, который после службы в армии попал в будущий Жуковский по комсомольской путёвке. Проработав некоторое время, он вызвал сюда и свою жену с детьми.

Станции Отдых тогда не было, поэтому мы с мамой доехали до Кратово, – вспоминает София Дмитриевна. – Но никто нас не встречал, как выяснилось потом – отец не получил телеграмму. Уже был апрель, текли ручьи, а мы в валенках. Я у мамы на руках, у неё корзина. Что делать? Но нам повезло – на станцию по делам приехал водитель председателя поселкового совета из Стаханово. Не на машине, а на бричке – тогда здесь ездили только на лошадях! Он подошёл и спросил: «Куда вам?» Мама всё объяснила, и уже через некоторое время нас довезли к месту нового жительства.

Спасибо, Дим-Дим!

Отец Софии был настоящим стахановцем, причём не только потому, что жил в одноимённом посёлке. Он был героем труда.

Приехав в посёлок, папа окончил курсы электросварщиков и со временем стал специалистом высшей квалификации, – рассказывает София Должанская. – В рабочей сетке было семь разрядов, а про него говорили: у него восьмой! Фотография отца, так же как и других передовиков производства, висела в нашем городском парке. Портреты были огромные, такие же, как для членов правительства, – высотой под два метра. И когда мы детской компанией приходили туда, то говорили друг другу: «Смотри, это мой папа! А это – мой!»

Позднее, уже в 1956 году, отца Софии послали в Китай – учить сварочному делу местных рабочих. Он проработал там два года: был в Пекине, Порт-Артуре, Мугдене, писал письма из этих городов. Рассказывал, что китайские товарищи были ему очень благодарны. Когда уезжал, один из них сказал: «Спасибо, Дим-Дим (отца звали Дмитрий Дмитриевич), вы, рабочий, привезли нам больше знаний и пользы, чем даже некоторые инженеры!»

Город цветов

Мама Софии была домохозяйкой, ведь в семье воспитывалось четверо детей. И всё своё детство Соня ощущала настоящую материнскую заботу.

Когда я утром просыпалась, у меня уже на стуле висело поглаженное платье, стояли парусиновые тапочки белого цвета, накрашенные для белизны зубным порошком, – улыбаясь, вспоминает София Дмитриевна. – Кстати, до войны очень любили белый цвет во всём, особенно в одежде. У мужчин были рубашки с воротником апаш, а у женщин – белоснежные костюмы, вышитые платья. Точно как в фильмах того времени, например, в картине «Девушка с характером».

А ещё посёлок Стаханово перед войной запомнился маленькой Соне ощущением удивительной свежести и чистоты:

Дворники тогда выходили работать в четыре часа утра, летом и зимой. И когда мы, дети, выбегали утром на улицу, всё уже было убрано и все цветы были политы. Цветов было очень много, и такой аромат вокруг! Особенно запомнился мне запах душистого табака. До сих пор, когда где-то иду, если вижу это растение, обязательно начинаю вдыхать и вспоминать свою юность.

Отдых на газонах

О том, какая улица была первой в Стаханово, местные краеведы спорят до сих пор. София Должанская уверена, что это улица Комсомольская.

На ней сначала было четыре дома, со второго по восьмой. И назвали улицу совсем не случайно – в честь комсомольцев, которые приезжали сюда в большом количестве – ведь здесь была всесоюзная стройка! В 1939 году появились ещё две улицы, названные в честь погибших лётчиков – Полины Осипенко и Анатолия Серова.

Вспоминает София Дмитриевна и другую интересную деталь, которая отражает особенную атмосферу тех лет.

Семьи были большие, а комнаты, в которых они жили, явно маловаты. Мы, например, когда в семье было ещё трое детей, ютились на Комсомольской, 4, в комнате площадью 15 метров, летом было тесно и жарко. Поэтому спать выходили прямо на газоны рядом с домом, выносили туда подушки и одеяла. Вот здесь спит наша семья, рядом – другая, так здорово!

Эвакуация

В 1939 году Соня пошла в школу № 1, к лету 1941 года она закончила второй класс – с отличием. За это папа купил ей коньки – снегурки на винтах. С началом войны семья отправилась в эвакуацию в Свердловск. У отца была бронь, поэтому на фронт его не взяли. Но до этого он уже повоевал на финской войне, где был ранен.

Почти все вещи мы оставили в Стаханово, в том числе довоенные фотографии. Их, кстати, было много – тогда любили фотографироваться. С собой взяли только самое необходимое – были уверены, что война быстро закончится.

Однако вернуться обратно пришлось только через три года, но уже не в свою квартиру.

Мы приехали из эвакуации в сорок четвёртом, в нашем доме жила женщина и пятеро детей. Отец сходил в наш дом и сказал, что мы туда не можем вернуться, только два стула забрал. Нас поселили на какую-то дачу, а потом мы получили комнату на улице Серова.

От Особстроя до летающих тарелок

После войны София окончила семь классов школы № 1 и решила сразу пойти работать, чтобы помогать семье. Она окончила бухгалтерские курсы и устроилась на работу в Особстрой – организацию, которая в 40-50-е годы занималась строительством в Жуковском. После этого училась в школе рабочей молодёжи, в техникуме. Затем пошла работать в ЦАГИ. Вскоре Софию выбрали заместителем секретаря комитета комсомола института.

В нашей организации было 1200 человек, мы проводили огромное количество мероприятий. Кроме основной работы в институте, участвовали в субботниках, стройотрядах, сажали сады, ездили на целину убирать урожай.

В 1965 году к Должанской обратились с неожиданным партийным поручением: возглавить городской Дворец культуры.

Я поначалу отказывалась, ведь директор ДК в то время руководил одновременно и городским парком, и клубом «Родина» (нынешний Дом учёных ЦАГИ. – Прим. ред.), – объясняет София Дмитриевна. – Но дело даже не в этом: у меня же совершенно не было опыта такой деятельности.

Приступив к работе, София Должанская параллельно поступила на заочное отделение Ленинградского института культуры. Под её руководством в жуковском ДК начался настоящий бум самых разных мероприятий.

Почти все известные театры приезжали, знаменитые певцы, танцовщики балета, поэты, писатели. Ансамбли Моисеева и Александрова делали на нашей сцене прогон своей программы, ведь у нас была площадка высшей категории.

Во дворце проходила и большая просветительская работа: проводились лекции на различные темы – от освещения международного положения до обсуждения необычных явлений.

Когда, например, была лекция о летающих тарелках, мы думали, дворец разорвёт от наплыва народа. Выступали геологи, лётчики, физики – такие были бурные дискуссии на сцене!

Жажда знаний

Дворцом культуры СофияДолжанская руководила с 1965 по 1971 год. После работы в главном учреждении культуры города она вернулась в ЦАГИ, где работала старшим инженером. Всего в институте она проработала около 40 лет, в 1989 году ушла на пенсию.

Несмотря на то что Софии Дмитриевне почти уже 90 лет, она удивительно жизнерадостна и энергична. Особенно когда вспоминает, какой активной была жизнь её поколения.

Вы знаете, у нас всегда был какой-то задор, хотелось познавать что-то новое, мы всегда учились и стремились вперёд! А параллельно с работой и учёбой занималась ещё и в нескольких спортивных секциях. Мы прожили трудную, но такую интересную жизнь, и мне порой бывает жалко теперешнюю молодёжь, которая часто совсем не отрывается от своих телефонов… А ведь в жизни столько прекрасного!

Павел ЗУБРИЛИН

Фото из архива героини публикации