Жуковский. Новости

Яндекс.Погода

воскресенье, 27 мая

ясно+9 °C

Онлайн трансляция

В первые дни войны с аэродрома «Раменское» действовал 39-й разведывательный полк

21 июня 2016 г., 14:04

Просмотры: 363


Сегодня, в канун Дня памяти и скорби 22 июня, ЖИАМО и Жуковский городской музей вспоминают, как это было.

От Пинска до Кратово

39-й отдельный разведывательный Никопольский ордена Александра Невского авиационный полк в сентябре – октябре 1941 года базировался на аэродроме в Кратово до отправки на переформирование и некоторое время совершал боевые вылеты с нашего аэродрома.

К сожалению, из-за больших потерь в первые месяцы войны полк отступал с боями от Бреста, теряя самолеты и боевых товарищей. К сентябрю 1941 года в полку оставалось всего несколько самолетов.

В октябре 1941-го

Осенью 1941-го полк оказался под Москвой, на аэродроме в Раменском. О боевой работе полка той поры можно судить, опираясь на данные о потерях в октябре 1941 года. Они приходятся на 3, 6, 7, 8 октября. В двух случаях указывалось: «не вернулся с боевого вылета», в двух – «погиб».

Трагическим днем для полка стало 10 октября 1941 года. Когда немецкие войска рвались к Москве, путь им ценой своей жизни преградили десять авиаторов 39-го скоростного бомбардировочного авиационного полка. Среди них был командир полка, майор Павел Захарычев. Все десять числятся как «не вернувшиеся с боевого задания».

Далее боевые потери относятся к 23 октября – летчик и штурман, 29 октября – летчик и штурман, а затем 5 и 6 ноября 1941 года. Во всех случаях одна и та же запись: «Не вернулся с боевого задания».

Сделать пробку на шоссе

К середине ноября в полку оставался всего один самолет. Необходимо было убыть на переформирование в Энгельс. Вдруг в штаб полка пришел приказ: оставшийся самолет бросить на Волоколамское шоссе с задачей сделать пробку и хоть на какое-то время блокировать движение фашистских войск к Москве. Выполнить эту задачу начальник штаба поручил старшине Глыге и штурману Полякову на последнем самолете полка – СБ.

На бреющем полете

Из воспоминаний штурмана Полякова: «…Сразу же из Раменского взяли курс на Запад, забираясь все выше и выше. При подходе к цели приказал пробивать облака и, когда появилась видимость, перед нами открылось Волоколамское шоссе. За время полетов на Московские парады видел его много раз, но то, что предстало перед нами сейчас, ошеломило. Сколько мог видеть взор: автомобили, бронемашины, танки... Колонне не было конца, и все это двигалось на Москву! Из-за плохой погоды противник, вероятно, авиации не ожидал. Не было видно и «мессершмиттов». Стали на боевой курс, первая бомба-«пятисотка» пошла. Взрыв произошел буквально возле шоссе и снес с полотна дороги добрый десяток машин. Но пока СБ делал разворот, чтобы вновь выйти на цель, этот поток машин продолжился как ни в чем не бывало. В небо потянулись трассы «эрликонов», по курсу стали рваться зенитные снаряды. Вторую бомбу уложил точно посередине шоссе и с радостью увидел огромную воронку, которая хоть на время остановила этот страшный поток. В воздухе показались, по-видимому, вызванные по радио «мессершмитты» и, спасаясь от них, назад пошли на бреющем, прижимаясь к земле и используя каждую балку. Километров за 40 от Москвы увидел ряд пушек, обращенных на запад, за ним второй, третий, устанавливался четвертый, разгружался пятый... Столько артиллерии не видел ни до, ни после. Радостно начал стучать Глыге по плечу и кричать что-то вроде: «Хрен им, а не Москва!».

Кремль закрыт для всех

«…Поскольку сзади висели истребители, решили нарушить запрет и пойти на столицу, что категорически запрещалось. Но выбора не было. Москва ощетинилась залпами зениток. «Мессеры» развернулись и ушли, а СБ пошел над столицей, уклоняясь от снарядов своих же зениток. Памятуя, что «один снаряд дважды в одно место не попадает», Глыга бросал самолет от взрыва к взрыву».

Впоследствии, уже в мае 1945 года, штурман Поляков получил медаль «За оборону Москвы». В удостоверении указывалось: «За участие в героической обороне Москвы товарищ Евгений Матвеевич Поляков указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1944 года награжден медалью «За оборону Москвы» № 007029».

P.S.

Жуковскому музею удалось связаться с родственниками воинов из личного состава полка. Владимир Поляков, сын начальника связи полка Евгения Полякова, предоставил фотографии летчиков и воинов личного состава разных периодов войны. К сожалению, фотографий именно с кратовского аэродрома у родственников найти не удалось.