Жуковский. Новости

Яндекс.Погода

понедельник, 20 августа

ясно+18 °C

Онлайн трансляция

Опьянение глубиной

14 июня 2016 г., 11:03

Просмотры: 356


Фильм про водолазов жуковского режиссера показали в конце мая на телеканале «Звезда»

Недавно на телеканале «Звезда» состоялся показ четырехсерийного документального фильма «История водолазного дела». Жуковчанин Константин Давыдкин значится в титрах как автор сценария, режиссер, режиссер монтажа и один из операторов. Корреспондент «АЖ» встретился с ним и узнал некоторые подробности работы над фильмом, в том числе и те, что остались за кадром.

От крестьянина Никонова до ГУГИ

– Константин, судя по титрам, вы освоили уже немало специальностей, связанных с кинопроизводством?

– На самом деле это обычная практика. В студии «Крылья России», где я начал работать больше 15 лет назад, занимался сначала монтажом, затем понадобилось режиссировать и писать сценарии, а со временем пришлось и камеру в руки взять – одно естественно вытекало из другого, это просто практическая необходимость и освоение профессии.

– А с телеканалом «Звезда» давно сотрудничаете?

– Где-то с 2007 года. А до этого первый свой фильм я сделал для телеканала «Россия» еще в 2003-м. Но со «Звездой» у студии «Крылья России» сложились тесные отношения. Каждый год мы предлагаем какие-то новые темы, если телеканал одобряет, беремся за работу. «Звезда» – заказчик, «Крылья» – исполнитель. Руководитель студии Сергей Викулин выступает как продюсер, который решает все организационные вопросы, связанные со съемочным процессом. На этот раз идею фильма про водолазов поддержало еще и Русское географическое общество, при содействии которого мы делали этот проект.

– География съемок была широкая?

– Мы снимали в Москве и Санкт-Петербурге, Воронеже, Луге и Ломоносове, в городе Волжский и, конечно, в Севастополе и Балаклаве. Отдельная история посвящена подводным поискам на Балтике, у острова Гогланд. Часть материала нам привезли из Греции, с острова Кеа.

– Фильм снят в жанре научно-популярного кино?

– Я изначально стараюсь смотреть на тему с точки зрения обывателя, кем я и являюсь, и стараюсь выбрать, что интересно обычному зрителю. В этом фильме мы решили проследить эволюцию инженерной мысли, с помощью которой человек покорял глубины, начиная с древних времен, в том числе и в России. Например, самая первая съемка была в Воронеже, где преподаватели водолазной школы создали музей, в котором реконструировали водолазное снаряжение XVIII – XIX веков. В том числе и первый водолазный костюм, созданный подмосковным крестьянином Ефимом Никоновым в 1718 году. Шлем напоминает перевернутое деревянное ведро. На водолазе его удерживали две авоськи с камнями, а воздух подавался через шланг-рукав насосом. Специально для съемок воронежские реконструкторы в таком шлеме опускались под воду.

– А где можно познакомиться сразу со всей историей водолазного дела? 

– Лучшего всего в Кронштадте, там находится самый большой общедоступный музей водолазного дела. Там же под Питером, точнее, в Ломоносове есть несколько интересных объектов, где мы побывали со съемочной группой, в том числе легендарный 40-й ГНИИ. Институт этот известен как единственный в России прикладной научно-исследовательский центр, занимающийся развитием аварийно-спасательного дела, средств и способов проведения водолазных, судоподъемных и глубоководных работ. Единственное, где нам не удалось побывать, это ГУГИ – один из самых засекреченных военных объектов в России (ГУГИ – главное управление глубоководных исследований. – Прим. автора). Тех, кто работает там, называют не водолазы, а гидронавты.

Подводный спецназ и нож за фотографию

– Зато в Крыму, судя по фильму, вы пообщались с представителями тоже засекреченной службы?

– Да, участниками фильма стали водолазы-спецназовцы, официально это называется «отряд противодействия диверсионным силам и средствам», база их располагается в Балаклаве. Бой под водой, который показан в фильме, они сами же и снимали на камеру. А лично меня почему-то поразила история самых первых подводных диверсантов, подразделение которых появилось в Балаклаве в 1941 году. Люди эти даже не плавали, а в основном ходили под водой. У них был облегченный костюм – балахон, как у солдат химзащиты, плюс очки, нож и автомат. И никаких ласт. Шли они под водой в абсолютной темноте, ориентируясь по нитке телефонного шнура или по слабому отблеску стрелки компаса. Шли, например, с взрывчаткой, доходили до определенного места, ставили ее и обратно. Или, если ходили за «языком», переодевались где-то под кустом, брали пленного, после чего надевали балахон с маской на него и – обратно пешком под водой.

– Говорят, во время съемок в Крыму вы даже выиграли водолазный нож?

– Это совершенно случайно, просто я всегда люблю что-то фотографировать там, где проходят съемки. На этот раз одну из фотографий, на которой водолазы сидят на фоне корабля Черноморского флота, я отослал на конкурс, организованный фирмой, связанной с тематикой подводного плавания. И неожиданно получил приз зрительских симпатий. В качестве подарка, действительно, мне вручили настоящий водолазный нож, тяжелый такой тесак, не знаю, как его умудряются использовать под водой.

Как жуковские спасатели фильм спасали

– Какие-то еще неожиданности были во время съемок?

– С некоторыми героями фильма про водолазов мы встретились здесь, в Жуковском. Нам надо было снять эпизод про то, как действует на человека под водой так называемое «азотное опьянение». Это состояние может наступить у водолазов на больших глубинах, если человек дышит обычной воздушной смесью. Воздух наш на 80% состоит из азота, который на глубине из-за огромного давления меняет свои свойства, в результате у человека наступает своего рода опьянение – его называют «азотный наркоз». Но вот беда, где бы мы ни пытались это снять – в Москве, Питере, Севастополе, – по разным причинам организовать не получалось.

– И кто же помог в Жуковском?

– Наши местные спасатели из отряда Центроспас, где есть и водолазное подразделение. Нам сказали: да, пожалуйста, это часть нашей работы, поможем. Как это и показано в фильме, два водолаза с помощью барокамеры «спустились» на глубину 80 метров и начали вести себя очень забавно, дурачились как дети.

– В фильме это выглядит, как будто они немного играют на камеру.

– В том-то и дело, что нет! Мы за кадром спрашиваем – вы дуркуете? Они говорят: нет. И те, кто наблюдали, сидя за приборами, говорят: «Нет, это влияние азота. Ощущения у человека такие, как будто бы он выпил бутылку шампанского». 

– То есть это реальное влияние глубины?

– Да, только в реальных условиях такое веселье минут через 10 – 15 может обернуться катастрофой. Человек начинает терять чувство контроля, возможны галлюцинации. Именно поэтому на больших глубинах водолазы дышат не обычной воздушной смесью с преобладанием азота, а смесью, где 98% составляет гелий – тот самый, которым мы надуваем шарики.

– Насколько я знаю, еще к одному эпизоду фильма, рассказывающему о поисках затонувшей подводной лодки в Балтийском море, жуковчане тоже имеют самое непосредственное отношение?

– Совершенно верно. Уже больше 10 лет существует поисковая экспедиция под названием «Поклон кораблям Великой Победы», которая занимается поисками затонувших на Балтике кораблей. Огромную роль в поисках играют гидролокаторы, разработанные в НИИП имени Тихомирова. Управляет этой техникой жуковчанин Евгений Тутынин – мастер-оператор, один из разработчиков подводного гидролокатора и сотрудник НИИПа. Благодаря уникальной аппаратуре экспедиция обнаружила на дне Балтийского моря почти десяток погибших кораблей, в том числе две подводные лодки. Каждая такая находка – это уменьшение списка пропавших без вести и увековечивание памяти русских и советских моряков, погибших в Великую Отечественную или в Первую мировую. Кстати, с руководителем этой экспедиции Константином Богдановым мы общались тоже здесь, в Жуковском. Оказалось, у него дача в Ильинке, так что интервью записывали, не выезжая далеко. В общем, поддержка родного города чувствовалась постоянно, даже и в такой, подводно-водолазной, сфере.

Павел ЗУБРИЛИН

Фото: архив героя публикации

Досье

Константин Давыдкин – режиссер документального кино. Член Гильдии неигрового кино и телевидения. Родился в городе Жуковский. В 2002 году окончил МАИ. В 2013 – высшие курсы сценаристов и режиссеров. С 2000 года работает в студии «Крылья России». Автор сценария и режиссер более двух десятков документальных фильмов, созданных по заказу телеканалов «Россия», «Звезда». В 2015 году стал лауреатом премии «Наше Подмосковье» за проект «Доккино клуб» – клуб документального кино, организованный в Жуковском.

Цифра

Более 600 специалистов обеспечат безопасность отдыхающих в Подмосковье во время пляжного сезона-2016