Яндекс.Погода

суббота, 31 октября

ясно+9 °C

Был вторым, стал пятым

03 сент. 2020 г., 10:25

Просмотры: 501


Этот дом каждый житель города найдет без указания полного адреса. В документах Центрального аэрогидродинамического института (ЦАГИ) он числится под номером два. Но сейчас все мы его знаем как «пятый дом». Об истории здания рассказывает доктор искусствоведения, кандидат архитектуры, профессор Московского архитектурного института Илья Путятин.

Фото: https://2gis.ru/

В середине 1930-х годов в городе ещё не было улиц, и дома называли по номерам в порядке строительства. Этот четырехэтажный жилой дом с магазинами и общественными помещениями на первом этаже строился по первому генеральному плану города, разработанному в мастерской Виктора Веснина. На его чертежах в качестве главного архитектора стоит подпись ученика Веснина – архитектора Георгия Орлова.

Когда дом был построен, его монументальный фасад оформил первую улицу в городе, получившую, конечно, имя Н.Е. Жуковского. На этой улице он числится под номером 5. Улица Жуковского должна была соединить ЦАГИ с железной дорогой, и вместе с параллельной ей улицей Фрунзе образовать перед фасадом института колоссальный бульвар-парк, как видно из перспективы первого проекта города.

Поэтому монументальные фасады зданий, выходивших на эту улицу, должны были отражать представления о прогрессивной архитектуре будущего. Они были выполнены в редком стилистическом направлении, которое сегодня иногда называют постконструктивизмом. Здесь лучшие достижения архитектуры конструктивизма с ее ясными крупными объёмами и энергичными перспективами сочетались со скрытой классической ордерной структурой организации фасадов, на которых уже появились пилоны, карнизы и монументальные арки.

Колоссальные арки, взметнувшиеся на высоту трех этажей, окруженные галереями-балконами соединили собой два П-образных корпуса, из которых состоит дом. Арка со стороны улицы акцентирует центр всей архитектурной композиции и вместе с симметричной ей аркой, выходящей на дворовый фасад, – образует квадратный широкий дворик-проезд. Его кубическое пространство, открытое в небо, напоминает о знаменитой арке Главного Штаба архитектора Карла Росси, ведущей на Дворцовую площадь в Петербурге. А формы арки очень похожи на ту, что соединяет здание Малого Эрмитажа и Нового Эрмитажа на Миллионной улице северной столицы по проекту ведущего архитектора неогреческого стиля Лео фон Кленце, который работал по приглашению императора Николая I.

После завершения планировки исторической части города на арку «Пятого» дома была ориентирована улица Ломоносова, заменившая собой предполагавшиеся ранее крупные кварталы на нечетной стороне бульвара Маяковского, с противоположной стороны на оси улицы возвели колоннаду стадиона «Метеор».

На аттике главного фасада «Пятого дома», где сейчас восстановлена историческая надпись «20 лет Октября», предполагалась многофигурная композиция в барельефе или монументальной живописи, изображающая специалистов ЦАГИ и жителей города, наблюдающих за испытаниями новых самолётов. В правой части панно – женщина с детьми как указание на будущее города. И действительно, позади дома был в это же время построен первый в городе детский сад (детсад №1 ЦАГИ на улице Энергетическая), который тоже достоин стать памятником архитектуры.

«Пятый дом» одно из самых первых зданий в городе — проект был подписан 1 ноября 1936 года, и сразу началось его строительство.

Заселяли этот колоссальный по тем временам жилой дом в 84 квартиры постепенно в 1938-м. В доме довольно большие квартиры, и в тех, где видны на фасадах узкие окошки, — при кухнях предусмотрены комнаты для домработниц.

Конечно, в реальности было очень немного квартир, в которых жила одна семья с домработницей, потому что когда первые жилые здания только были построены, отдельных квартир на всех не хватало, и сотрудников заселяли коммунально. В квартирах над арками было два входа – из подъездов по сторонам арок. Коридорная система в такой квартире соединяла между собой жилые блоки из 1-2 комнат с отдельным туалетом. При входах располагались общие кухни и ванные-душевые.

Первоначально эти квартиры, видимо, предназначались для гостиничных целей, поскольку в ЦАГИ приезжало много командированных специалистов. По сторонам от арки, в углах дома, изобретательно замаскированы просторные подъезды, устроенные в виде внутренних двориков, в которых, вероятно, предполагалось установить лифты.

Пока не было котельной и ТЭЦ, дом отапливался паровозным котлом. Поскольку на песчаной возвышенности, где строили город, чтобы не наносить ущерб сельскому хозяйству и лесному фонду, не было водоемов, а грунтовые воды находились очень глубоко, то по железнодорожной ветке периодически приходилось подвозить воду и закачивать её в специальные баки, находившиеся в чердачном этаже, который выглядит на фасаде как пятый этаж здания. Вероятно, по этой причине следующие жилые дома стали строить на другом конце проектировавшегося центрального бульвара – ниже по рельефу и вблизи уже существовавшей артезианской скважины, снабжавшей водой город-сад фон Мекка.

В духе постконструктивизма архитектурные формы здания нарастали снизу вверх: над большими витринами магазинов, разделенными изящными пилонами, были устроены балконы с ажурными решетчатыми ограждениями, а на верхнем этаже колоссальные балконы-террасы тянулись на всю длину здания и имели глухие бетонные ограждения, что придавало дому монументальный вид.

Со стороны двух дворов архитектурные формы так же нарастали вверх за счет решения балконов. Над верхними балконами даже были устроены дополнительные выступы крыши. А подъезды освещались витражами с множеством круглых иллюминаторов, которым могли бы позавидовать ведущие постмодернисты 1990-х.  На боковых фасадах были устроены энергично выступающие узкие ризалиты подъездов с полукруглыми балкончиками над ними, напоминающими капитанские мостики или кабины первых, еще фанерных, самолётов.

В доме жили известные учёные и авиаторы, в их числе лётчик-испытатель Игорь Шелест и первая женщина-планерист в СССР Екатерина Грунауэр.