Яндекс.Погода

суббота, 17 апреля

облачно с прояснениями+11 °C

Жуковчанка Елена Шабельникова вспоминает о своём военном детстве

30 апр. 2020 г., 13:22

Просмотры: 210


Елене Шабельниковой выпало «опалённое» детство и пришлось сполна пережить все тяготы военных лет.

Так началась война

Наша героиня Елена Шабельникова (в девичестве – Мироедова) родилась в шахтёрском Донецке, в 1941 году ей исполнилось 11 лет.

– Когда началась война,  я отдыхала в пионерском лагере.  Нам, детям, о том, что на страну напали немецко-фашистские захватчики, не сразу сказали. Мы с тревогой наблюдали, как шепчутся вожатые, видели у них слёзы на глазах. А потом в лесу, где располагался наш лагерь, появились военные, начались учения. И всех ребятишек отправили из лагеря домой.

Донецк готовился к обороне. Как рассказывает ветеран, город был полностью затемнён, на окнах – светомаскировка. В школе, где училась Елена, оборудовали госпиталь для приёма раненых. А горожане были готовы дать отпор врагу.

На предприятиях города было решено создавать рабочее ополчение.   Дворец культуры превратили в мобилизационный пункт, где формировали военные отряды. Но оказалось, что защищать Донецк горожанам  нечем: оружия не было. Я сама слышала, как шахтёры возмущались, что на весь отряд давали одну винтовку, – рассказывает Елена Васильевна.

Из-за нехватки оружия отряды самообороны распустили. Немцы приближались, началась эвакуация.  На Урал, в город Серов Свердловской области, эвакуировали донецкий металлургический завод. Туда же, вместе с  инженером Мироедовым, у которого была военная бронь, отправилась его семья – жена и две дочери.

Мы уезжали в начале октября 1941 года, последним эшелоном, в котором перевозили заводское оборудование. Немцы были уже на подступах к Донецку. Бомбили постоянно, страшно было, – вспоминает Елена Васильевна.

Мечтали о буханке чёрного хлеба

Одно из ярких воспоминаний детства – долгая дорога на Урал.

Ехали мы в основном по ночам, пропуская воинские эшелоны, поезда с ранеными. Попадали под бомбёжки. Останавливались в степи и с ужасом прислушивались, как бомбили станцию, которую только что проехали. Состав был очень длинный. Мы ехали в холодном грузовом вагоне: сверху крыша, внизу нары, а всё остальное пространство занимало оборудование, – рассказывает Елена Шабельникова.

В Серове эвакуированных  расселили по квартирам, дети пошли в школу. На  маленькой Лене было ещё и снабжение семьи: мама простудилась по дороге в Серов, сильно заболела. И девочка самостоятельно ходила отоваривать карточки, стояла на морозе в очередях за хлебом.

Конечно, питание было скудным. Детям, иждивенцам, служащим и рабочим полагались разные нормативы. Карточки были на хлеб, крупу, на жиры и мясные продукты. Но всего этого было крайне мало. Отоваривали поквартально, бывало, что на последние месяцы продуктов уже не хватало…

Сестрёнка была совсем маленькая, и всё время хотела есть. Она мечтала о буханке чёрного хлеба. Но мы жили надеждой на Победу. Постоянно слушали радио, сводки информбюро, и верили, это помогало нам, – говорит Елена Васильевна.

Из Серова отец Елены был направлен в Горький. Там в военные годы сформировался один из центров оборонной промышленности. Елена Васильевна гордится, что за работу в годы войны Василий Мироедов был награждён орденами Ленина и Трудового Красного Знамени, медалями.

Горький бомбили, – вспоминает о жизни в эвакуации Елена. – Каждую ночь – тревога, мы видели, как лучи прожекторов выхватывали в небе немецкие самолёты. Однажды недалеко от нас бомбы попали в здание.

Мирная жизнь – мирная специальность

В 1944 году семья вернулась на родину. Город был разрушен, нужно было восстанавливать завод. Но все тяготы меркнут  перед воспоминаниями о Дне Победы.

Как мы этого ждали! – дрожит голос ветерана, – чувствовали, знали, не могли спать – когда же будет официальное сообщение. И вот! Такое ликование было! Все люди вышли на улицы, обнимались, плакали.  Праздник был, не передать словами!

А потом начались годы восстановления. В 1947 году отменили карточки. И это, по словам Шабельниковой, было невероятным счастьем. Наконец-то можно было вволю поесть хлеба, как мечталось сёстрам Мироедовым. И вкус этих краюшек был незабываемым. Затем каждый год стали снижать цены на продукты питания. Жизнь налаживалась.

Елена закончила школу, в 1948 году поступила в Донецкий индустриальный институт на горный факультет. Активная студентка училась отлично, была политинформатором. Получила диплом горного инженера по подземной газификации угля, и отправилась в Москву – в аспирантуру.

Готовилась защищать диссертацию, но тут произошло непредвиденное: нашу специальность просто ликвидировали. Метод  подземной газификации был признан устаревшим и нерентабельным, на смену ему пришли другие технологии. Так я и осталась без учёной степени, – смеётся Елена Васильевна.

По смежной специальности она работала в научных институтах в Москве и Люберцах. В 1962 году вышла замуж. Муж тоже был горняком, к сожалению, он рано ушёл из жизни. Командировки на урановые рудники и вредное производство дали о себе знать. А Елена Васильевна посвятила себя воспитанию внучатых племянников. Сейчас она на пенсии.

В этом году мне исполняется 90 лет. Многое уже забывается, но я стараюсь быть в курсе того, что происходит в стране и в мире. Дома просто так сидеть скучно, поэтому я много читаю, а кроме того, занимаюсь распространением патриотических газет, – улыбается ветеран.

Сейчас многие родственники и товарищи её молодости уже ушли из жизни, о чём наша героиня  говорит с глубокой грустью. Но она не унывает, потому что появляются новые друзья, которые тянутся к Елене Васильевне из-за её мудрости, отзывчивости, жизнелюбия. 

 

Алина ГАГАРИНА. Фото из архива героини публикации

Обсудить тему

Введите символы с картинки*